Архиерейский Собор принял Положение о монастырях и монашествующих.

30 ноября 2017 года члены Архиерейского Собора Русской Православной Церкви рассмотрели проект Положения о монастырях и монашествующих. Документ представил митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий, председатель комиссии Межсоборного присутствия по монастырям и монашеству.

Выступая на заседании, владыка Георгий напомнил, что проект документа был подготовлен комиссией в 2012 году и вынесен на общецерковную дискуссию, которая проходила очень активно: в ней участвовали архиереи, монашествующие, церковные ученые, духовенство, миряне. Поступило более 1100 отзывов от епархий и в интернете. Потребовалась серьезная переработка текста, поскольку несколько дискуссионных вопросов требовали дополнительного изучения. При разработке новой версии документа необходимо было учесть все существенные замечания и предложения.

На Архиерейском Соборе в 2013 году Святейший Патриарх Московский и всея Руси отметил, что отзывы к проекту Положения демонстрируют глубокое понимание проблем современного монашества, проникнуты любовью к нему, свидетельствуют о том, насколько дорого и значимо монашество для всей церковной полноты. В 2014 году в епархии была направлена новая версия проекта Положения, она также была размещена для публичной дискуссии в интернете; поступило более 500 отзывов.

В ходе обсуждения на Соборе Русской Православной Церкви в представленный проект был внесен ряд поправок, касающихся, в частности, монашеских постригов, совершающихся вне монастыря, деятельности игумена (либо игумении) обители. Затем документ был принят участниками Архиерейского Собора.

ПОЛОЖЕНИЕ О МОНАСТЫРЯХ И МОНАШЕСТВУЮЩИХ

Выжимка из документа

Положение, отражающее многовековой опыт монашеской жизни и традиции русского монашества, определяет основные принципы и правила жизни монастырей Русской Православной Церкви в современных условиях и служит основой для внутренних уставов монастырей, которыми устанавливаются правила взаимоотношений в конкретной обители, распорядок жизни, расписание богослужений, особенности послушаний и т.п.

Монашество — это особый образ христианского жительства, заключающийся во всецелом посвящении себя на служение Богу.

Условием монашеского выбора является призвание и ответная любовь человека ко Господу Иисусу Христу, преодолевающая и препобеждающая всякую земную любовь.

Наряду с соблюдением всех евангельских заповедей, обязательных для каждого христианина, монахи, ради любви ко Христу, призваны соблюдать приносимые ими особые обеты, служащие свидетельством решительного желания «совлечься ветхого человека с деяньми его» (Кол. 3, 9.). Главными из этих обетов являются послушание, нестяжание и целомудрие.

Основное служение, которое монахи призваны совершать в Церкви, — это непрестанное пребывание в богообщении и молитве за весь мир.

Монастырь — это община христиан, совместно осуществляющих монашеский образ жизни в духе взаимной любви и доверия, под руководством игумена или игумении.

В Русской Православной Церкви наиболее распространенной формой организации монашеской жизни является общежительный монастырь.

При этом в настоящее время в структуре общежительного монастыря могут существовать возможности для реализации всех трех исторически сложившихся форм монашеской жизни — общежития, скитского жительства и отшельничества.

Монашеское общежитие характеризуется общим богослужением суточного круга и совместным участием в Божественной литургии, общим местом проживания, общей трапезой, общим имуществом, пожизненным попечением о каждом члене монашеской общины.

Игумен — это духовный отец всего братства (игумения — духовная мать сестричества) вверенной его (ее) руководству обители.

Игумену следует помнить, что духовное состояние братии во многом зависит от его собственного образа жизни. Игумен должен являть братии пример во всех сторонах монастырской жизни: в отношении к богослужению и молитве, в аскетическом делании и любви к братии, в наружном поведении и скромности жизни. Как и прочие братия, игумен должен посещать монастырские богослужения, общую трапезу и, по возможности, принимать личное участие в физическом труде и хозяйственных работах. Личные бытовые условия жизни игумена не должны значительно отличаться от общемонастырских. Недопустимо проживание игумена вне стен монастыря и длительное отсутствие в обители без уважительных причин. Несмотря на обремененность административными и представительскими функциями, игумен призван жить единой жизнью с братиями, уделяя общению с ними — как общему, так и, при необходимости, личному — достаточное внимание. Имя игумена возносится за богослужениями в храмах монастыря на ектениях (отдельным прошением), на Великом входе Божественной литургии и на уставных многолетиях.

Духовное руководство в монастырях по древней традиции возлагается на игумена или игумению.

В мужских монастырях в помощь игумену духовным собором из числа опытной старшей братии может быть избран духовник обители (братский духовник), представляемый на утверждение епархиальному архиерею. При большой численности братии может быть назначено несколько духовников.

В женских монастырях в духовном руководстве сестрами игуменье помогает духовник обители. Также в помощь игуменье духовным собором могут быть избраны наставницы из числа опытных старших сестер. Исповедь совершается духовником или священниками, назначаемыми епархиальным архиереем, предпочтительно из числа белого духовенства.

Среди проживающих на территории монастыря, не причисленных к братии, но несущих монастырские послушания лиц следует различать трудников, которыми именуются желающие со временем вступить в монастырское братство, наемных рабочих, трудящихся в монастыре по трудовому договору и не имеющих намерения поступать в монастырь, а также паломников и волонтеров, остающихся в монастыре на ограниченный срок для оказания посильной безвозмездной помощи обители.

Студенты духовных учебных заведений, а также лица, имеющие опыт церковных послушаний на приходах или в других обителях, по благоусмотрению игумена могут быть сразу приняты в число послушников.

При прохождении послушнического искуса новоначальный должен прилагать усилия к внимательному изучению Священного Писания и основных аскетических творений святых отцов. При этом он должен руководствоваться советом и благословением игумена или духовника.

Прежде пострижения в монашество над послушником может быть совершено последование облачения в рясу, включающее в себя пострижение волос. Этот чин именуется «постригом в рясофор». Лица, над которыми было совершен такой постриг, в современной практике именуются иноками, или рясофорами.

Вопрос о пострижении послушника или рясофорного инока в мантию (малую схиму) рассматривает духовный собор во главе с игуменом.

Священнослужитель, совершивший постриг без благословения, подлежит канонической ответственности за свой поступок.

Принимающему малую схиму следует сознавать, что постриг не предполагает привилегированного положения в обители. Помимо обетов послушания, нестяжания и целомудрия каждый монах приносит обеты отречения от мира, пребывания в монастыре (или в определенном для него месте несения послушания) и в постничестве Царствия ради небесного1. Таким образом, принимая постриг, монах приуготовляется к жизни подвижнической, ко всегдашнему отсечению своей воли и смиренному приятию всего, что попускается от Бога.

При постриге присутствует духовный наставник, который берет на себя обязательство научить новопостриженного монашеской жизни.

Монахи, непорочно живущие в малой схиме, стяжавшие глубокое смирение, преуспевшие и в иных монашеских добродетелях, в особенности в молитве, могут быть пострижены в великую схиму. Решение об этом принимается епархиальным архиереем по представлению игумена и духовного собора.

Содержание монашеских обетов подразумевает, что постриг должен совершаться в монастыре. Постриги вне монастыря возможны в исключительных случаях, по особому благословению епархиального архиерея, по представлению духовного лица, известного своей опытностью и рассудительностью и готового засвидетельствовать непорочность жизни и чистоту веры кандидата. Такие постриги могут, в частности, быть совершены над сотрудниками синодальных и епархиальных учреждений, над преподавателями и студентами духовных учебных заведений. При тяжелой болезни послушника обители постриг над ним может быть совершен в больнице или на дому.

Игумен должен тщательно заботиться о гармоничном сочетании телесных трудов и келейных молитвенных занятий братьев, придавая особое значение внутреннему молитвенному деланию каждого брата, его усердию и постоянству в совершении молитвы.

Все насельники призваны уважать своего духовного наставника и осознавать, что послушание, являясь одной из важных добродетелей, вверяет монаха в руки Божии и облегчает путь к обретению подлинной духовной свободы.

Обстановка в келье должна быть простой и строгой, помогающей монашествующему приобрести молитвенное настроение и благоговение. Лучшим украшением иноческой кельи служат духовные книги: Священное Писание и святоотеческие творения о монашеской жизни.

Современные информационно-коммуникационные технологии способствуют непрерывному информационному обмену с широким кругом лиц, что противоречит монашескому принципу удаления от мирской суеты. Использование указанных технологий насельниками монастырей может осуществляться только по благословению игумена, для самообразования или с иной целью, определенной руководством обители.

Ни священный сан, ни монашеский чин не освобождают насельников от необходимости труда. Игумен, если ему позволяют возраст и состояние здоровья, должен первым подавать в этом пример братии.

Заботливое отношение к немощным и пожилым насельникам, любовь к ним и попечение об их нуждах является признаком духовной зрелости братства и его подлинно монашеского устроения, основанного на евангельских заповедях. Больным и престарелым братьям со своей стороны не следует печалить служащих им братий излишними требованиями.

Заболевшим насельникам, не требующим пребывания в отдельном помещении, медицинская помощь оказывается в медицинском кабинете монастыря (если таковой имеется). Им выдаются лечебные средства для келейного употребления. Медицинская помощь может оказываться как монастырским врачом или медицинской сестрой (если таковые имеются), так и приходящим специалистом. При необходимости насельники обители получают лечение в медицинских учреждениях за счет монастыря.

При принятии в обитель новоначального послушника игумен должен разъяснить ему, что вступление в монастырь означает оставление мира и всех мирских отношений, расспросить его об оставшихся в миру родственниках, а также о наличии собственных детей (см. 6.1.). Необходимо выяснить, есть ли среди его близких тот, кто способен и согласен обеспечивать больных, престарелых и немощных родственников. Все эти вопросы следует решить до поступления в монастырь.

От вступающих в монастырь не следует требовать какого-либо взноса, но, напротив, бескорыстно принимать всех искренно желающих посвятить себя Богу в иноческой жизни.

Недопустимо, чтобы кельи монахов наполнялись дорогой мебелью, предметами роскоши, телевизорами и тому подобным. Монашествующие в священном сане, а также занимающие ответственные должности не должны ставить себя в привилегированное положение и пользоваться разного рода льготами.

Монахи, отлучающиеся из обители, должны иметь при себе отпускное удостоверение, выданное им игуменом на определенный срок. Длительное отсутствие (более месяца) монашествующего в обители возможно только по благословению епархиального архиерея.

Духовное водительство также является традиционной формой служения монашествующих миру. Опытные иеромонахи с  благословения игумена могут становиться духовными наставниками для мирян, посещающих монастырь.

Принятие монашества является необратимым. Оставление монашества, согласно церковным канонам, является каноническим преступлением и подлежит определенному наказанию, срок и мера которого определяется епархиальным архиереем с учетом особенностей каждого случая.

Оставивший монашество лишается права носить имя, данное ему при постриге. Оставившие монашество отпеваются по мирскому чину. Вступление в брак противоречит монашеским обетам.

В современной церковной практике мера прещений, налагаемых на монашествующего, заключившего брачные отношения согласно гражданскому законодательству, определяется епархиальным архиереем по рассмотрении всех обстоятельств. Венчание таких лиц не допускается, поскольку решение архиерея не может освободить человека от произнесенных им монашеских обетов, как добровольно данных Богу обещаний, за исключением тех случаев, когда постриг признан недействительным в связи с допущенными при его совершении каноническими нарушениями.

Монах, отказавшийся от монашества, как не проявивший достаточной твердости в духовном служении Богу, не благонадежен для принятия священного сана, требующего самоотверженного служения Церкви. В случае же если таковой имеет священный сан — да будет извержен.

Оставление монастыря трудником или послушником (в том числе — послушником, получившим благословение на ношение некоторых монашеских одежд) не влечет за собой каких-либо канонических прещений или епитимьи.

Исключение из монастыря применяется в качестве крайней формы наказания, когда другие меры воздействия не принесли результата и дальнейшее пребывание нарушителя монастырского устава в обители наносит значительный вред всей братии.

В церковной практике встречаются исключительные случаи, когда покидающий монастырь не имеет намерения отказаться от монашества. По рассмотрении всех обстоятельств епархиальный архиерей может дать благословение на оставление монастыря, с сохранением права ношения монашеских одежд и монашеского имени, участия в Таинстве Евхаристии и, на совершение в будущем над таким монахом монашеского отпевания.

В исключительных обстоятельствах, ради пользы Церкви, в частности, при открытии новых обителей, епархиальный архиерей может принять решение о переводе монашествующего в другую обитель.

Указывая на описанный святыми отцами совершенный образ монашеского жития, данное Положение в то же время не предписывает монастырям полного единообразия иноческой жизни, но, напротив, позволяет им сохранять свои традиции и свободно развиваться в русле святоотеческих установлений.

Комментарии закрыты.